• +7 925 196-00-62

здоровье

Пациенту диагностировали рецидив на основе одной КТ, мы сделали МРТ, эндоскопию, и рецидив не подтвердился
Пациенту диагностировали рецидив на основе одной КТ, мы сделали МРТ, эндоскопию, и рецидив не подтвердился 1728 1152 Доктор И.Л.Черниковский

Пациенту диагностировали рецидив на основе одной КТ, мы сделали МРТ, эндоскопию, и рецидив не подтвердился

3 февраля 2021

Работать над пациентами с нестандартными клиническими случаями должна мультидисциплинарная команда, состоящая из специалистов разного профиля. Только так можно поставить точный диагноз и лечить правильно. В этом кейсе расскажу о пациенте, которому мы дважды корректировали диагноз, поставленный в другой больнице.

Пациент: Мужчина, 69 лет. 

  • Диагноз: Местно-распространённый рак сигмовидной кишки с врастанием в мочевой пузырь
  • Проблема: Местные врачи с помощью одной КТ диагностировали пациенту рецидив в резервуаре для мочи, который был ранее сформирован в нашей клинике. Вместо того, чтобы провести дополнительные обследования и подтвердить наличие рецидива, врачи вновь отправили его на лечение в нашу больницу.
  • Что сделала команда: Сделали МРТ и эндоскопическое обследование. Оказалось, что это не рецидив, а рубцовое сужение мочеточника. С помощью интервенционной хирургии установили в резервуар стент и наладили отток мочи.
  • Результат: Пациент в хорошем самочувствии уехал домой.

Ситуация: пациенту был установлен стандартный и, казалось, очевидный диагноз, который позже был скорректирован. А потом у этого же больного заподозрили рецидив, но после полноценного обследования он не подтвердился

В июле 2019 года в нашу больницу обратился мужчина с рецидивом опухоли толстой кишки в стенку мочевого пузыря. Мелкие опухолевые очаги были ещё и на брюшине малого таза. Ранее он лечился в 2018 году по месту жительства, где и был прооперирован. Там же и поставили диагноз — местно-распространённый рак сигмовидной кишки с врастанием в мочевой пузырь. Врачи сделали резекцию сигмовидной кишки и резекцию стенки мочевого пузыря. Мочевой пузырь сохранили. После операции пациент прошёл через несколько циклов химиотерапии и был выписан домой.

С рецидивом мужчина приехал к нам. Мы обследовали его и решили, что сможем провести радикальную операцию — удалить рецидив в пределах здоровых тканей. Удалили прямую кишку и весь мочевой пузырь с рецидивом опухоли. Сформировали резервуар по Брикеру из тонкой кишки для мочи и вывели на кожу передней брюшной стенки.

А дальше была интересная история. После тщательного исследования удалённого в ходе операции материала наши патоморфологи увидели, что опухоль в мочевом пузыре росла из его стенки. Тогда стало ясно, что изначально речь шла не об опухоли кишки, которая врастала в мочевой пузырь, а о двух разных опухолях: опухоли кишки и опухоли мочевого пузыря. Сохранять часть мочевого пузыря в такой ситуации было не самым оптимальным решением. Этим и объяснялся такой ранний рецидив после первой операции.

Заключение патоморфологов

После операции, которую мы провели, пациент уехал домой. Но спустя время, в апреле 2020 года, он снова вернулся к нам с заключением тех же врачей, что у него второй рецидив, но уже в том резервуаре, который мы сформировали из тонкой кишки. Диагноз установили исключительно по данным КТ.

Решение: сами обследовали пациента, исключили рецидив и наладили работу резервуара

У пациента было расширение левого мочеточника и чашечно-лоханочной системы почки. Это означало, что моча из левой почки не может нормально поступать в резервуар. Такие ситуации происходят не только из-за рецидива, но и из-за того, что развивается рубцовая стриктура или сужение мочеточника в этой зоне. Моча начинает плохо выводиться из почечной лоханки, это расширяет мочеточник, а за ним расширяется почка.

Данных КТ, конечно, было недостаточно. Мы пересмотрели КТ и убедительных данных, что это рецидив, не получили, поэтому мы обследовали пациента сами.

Мы сделали МРТ брюшной полости и малого таза, исключили рецидив в этих областях.

Мы сделали эндоскопию: ввели эндоскоп в отверстие резервуара и посмотрели на него изнутри. Никакого рецидива не увидели, а увидели, как мы и предполагали, рубцовую стриктуру мочеточника.

Наши рентгенохирурги сделали урографию и миниинвазивно, с помощью эндохирургии, через почку установили в резервуаре стент. Это наладило отток мочи из почки в резервуар.

Результат: исключили рецидив

Через какое-то время мы удалили стент из мочеточника, и сейчас всё функционирует нормально.

Другие статьи

Для пациента с избыточной массой тела провели щадящую операцию без вывода стомы
Для пациента с избыточной массой тела провели щадящую операцию без вывода стомы 1728 1152 Доктор И.Л.Черниковский

Для пациента с избыточной массой тела провели щадящую операцию без вывода стомы

14 января 2021

Пациенты с ожирением — отдельная история для врачей. Это всегда повышенные риски осложнений при операции. А для проведения щадящих операций, без вывода стомы нужна особая квалификация хирурга. В этом кейсе рассказываю про такой случай.

Пациент: Мужчина, 60 лет. Состояние осложнено морбидным ожирением с сопутствующими гипертонией и диабетом.

  • Диагноз: Колоректальный рак 3 степени, с подозрением на метастазы в лимфоузлах.
  • Проблема: Врачи в местной больнице не брались проводить лапароскопическую операцию из-за ожирения. Говорили, что нужна полостная операция с выводом постоянной стомы. 
  • Результат: Лапароскопическая операция (четыре разреза меньше 1 см), стому выводили только на 2 месяца, потом убрали. 
  • Состояние после лечения: Через 6 дней после операции пациент уехал домой. Через два месяца закрыли стому. Теперь пациент живет обычной жизнью. Рекомендованы обследования каждые полгода для исключения рецидивов.
  • Команда врачей: Илья Черниковский — онколог-хирург

Ситуация: обнаружили колоректальный рак 3 степени

Пациент из Санкт-Петербурга, чуть больше 60 лет, жаловался на кровь в стуле. На колоноскопии обнаружили злокачественное образование, опухоль располагалась близко к анусу. После КТ и МРТ поставили рак прямой кишки 3 степени, были подозрения на метастазы в лимфоузлах. 

В Санкт-Петербурге пациенту провели лучевую терапию. Это необходимая тактика, чтобы замедлить течение болезни перед операцией, а в некоторых случаях — уменьшить опухоль. 

Проблема: пациенту грозила операция с выводом пожизненной стомы

Перед врачами стоял выбор: проводить щадящую лапароскопическую операцию или полостную операцию с выводом стомы. Всё осложнялось состоянием пациента. Ожирение несет с собой больший риск осложнений после операции: например, иногда происходит нагноение ран. 

Врачи понимали, что лучше сделать лапароскопическую операцию. Это щадящее вмешательство: делают 4 прокола в брюшной стенке меньше 1 см, в один из надрезов ввоят камеру, а через другие врачи удаляют опухоль. Проколы небольшие, быстро заживают. 

С другой стороны лапароскопическую операцию трудно проводить для пациентов с большой массой тела. Если говорить житейским языком, нужны специальные навыки, чтобы через жировые отложения подобраться к опухоли. Питерские врачи не были уверены, что смогут провести лапароскопическую операцию, склонялись к полостной операции с выводом стомы.

Вывод стомы — это самый большой страх пациентов при колоректальном раке

Опять же, если говорить простым языком, это вывод части кишечника на стенку живота, опорожнение происходит в специальный мешок — калоприемник. Понятно, что это доставляет физические и моральные неудобства. Пациенты стесняются стомы, хотя чаще всего другие люди даже не замечают этого дефекта. Наш пациент решил поискать другие варианты.

Провели лапароскопическую операцию, теперь пациент продолжает обычную жизнь

Пациент обратился в нашу 62 больницу по направлению из своей питерской больницы. Обследование и операцию проводили бесплатно, в рамках ОМС. 

С каждым пациентом у нас работает команда врачей: я — хирург-онколог, анестезиолог, терапевт-кардиолог. Иногда подключаются химиотерапевт и другие врачи. 

До приезда в больницу пациент прислал результаты обследований на электронную почту. Это помогло нам заранее продумать тактику работы с пациентом. Плюс в любом случае пациент с ожирением — это всегда сложный случай. Как минимум анестезиологу во время операции сложнее обеспечить нормальную вентиляцию легких и работу сердца. Мы заранее собираем консилиум и обсуждаем предстоящую операцию, рассматриваем разные варианты развития событий. 

По приезде провели стандартные обследования перед операцией: оценка состояния сердечно-сосудистой системы, анализы на печеночные ферменты и уровень глюкозы, консультация с анестезиологом. 

Через 2 дня провели лапароскопическую операцию, с минимальными разрезами. Удалили опухоль и ближайшие лимфоузлы, в которых были подозрения на метастазы. Вывели временную стому, на два месяца — нужно для заживления кишечника. По гистологии не подтвердилась 3 стадия, метастазы на обнаружили. Химиотерапия после операции не потребовалась. 

Осложнений после операции не было, через 6 дней пациент уехал обратно, в Санкт-Петербург. Через 2 месяца вернулся для закрытия стомы. Это небольшая операция, длится примерно полчаса. После этого мы 4 дня наблюдали пациента и отпустили домой.

Результат

Пациент продолжает жить обычной жизнью, пищеварение полностью восстановлено. Ему рекомендованы обследования каждые полгода — колоноскопия, КТ и МРТ, чтобы предотвратить рецидив. 

Другие статьи

Пациентке с опухолью сигмовидной кишки 4 степени отказали в лечении, но оказалось, диагноз был неверным
Пациентке с опухолью сигмовидной кишки 4 степени отказали в лечении, но оказалось, диагноз был неверным 1728 1152 Доктор И.Л.Черниковский

Пациентке с опухолью сигмовидной кишки 4 степени отказали в лечении, но оказалось, диагноз был неверным

11 января 2021

В 2018 году к нам обратилась женщина 70 лет. У неё обнаружили опухоль сигмовидной кишки и метастазы в печени. Другие больницы отказались от лечения и предлагали только паллиативную помощь. Мы сделали операцию, сейчас пациентка продолжает обычную жизнь. 

Пациент: Женщина, около 70 лет. 

  • Диагноз: Опухоль сигмовидной кишки 4 стадии, множественные метастазы в печени.
  • Проблема: Другие врачи отказали в операции, предлагали только периодически проводить паллиативную химиотерапию.
  • Результат: Лапароскопическая операция для удаления опухоли, биопсия очагов в печени. Назначение биотерапии. 
  • Состояние после лечения: Пациентка продолжает обычную жизнь, периодически проходит курсы поддерживающей биотерапии.
  • Команда врачей: Илья Черниковский — онколог-хирург

Ситуация: при таком размере опухоли не могли появиться метастазы

По истории болезни мы увидели: опухоль сигмовидной кишки 4 степени, множественные метастазы в печени. Если бы мы доверились этому диагнозу, то правда решили бы не делать операцию. 

На четвёртой стадии удалять опухоль зачастую нецелесообразно, так как это отодвинет сроки начала лекарственного лечения и не приведёт к увеличению продолжительности жизни. Операция может быть необходима только при опасности возникновения осложнений первичной опухоли — перфорации, кровотечения и непроходимости. Максимум, что мы могли предложить — поддерживать состояние периодической химиотерапией. 

Но нас смутил один момент: опухоль была небольшого размера — было маловероятно, что она могла дать такое количество метастазов в печени. 

Решение: удалили опухоль, провели биопсию метастазов, назначили биотерапию

Сделали биопсию образований в печени и оказалось, это проявление другого заболевания — нейроэндокринного рака. Развивается он медленно, лечится лучше, чем метастазы кишечника. Причем саму опухоль, источник, не нашли. 

Значит, стадия рака кишечника была выставлена неправильно и можно было делать операцию. Мы провели лапароскопическую операцию, удалили опухоль, сшили кишку. Стому не выводили. 

Нейроэндокринный рак — хроническое заболевание. Для его сдерживания назначили биотерапию. Она снижает активность клеток опухоли, которые производят гормоны. И развитие опухоли и метастазов приостанавливается. Причем биотерапия вызывает меньше побочных эффектов для пациента, чем химиотерапия. 

Результат: уже два года пациентка живёт обычной жизнью

Периодически проходит курсы биотерапии. Заболевание не прогрессирует.
Лечение должно назначаться по результатам консилиума

Решение по лечению онкологических заболеваний должен принимать не один врач, а несколько врачей разной специальности. Одно и то же заболевание часто можно лечить несколькими методиками, а врачам нужно выбрать оптимальный вариант, чтобы спасти пациента. Как обычно это происходит:

  1. Патоморфолог даёт исчерпывающую информацию об опухоли и при необходимости выводит на экран то, что видит в микроскоп. Остальные врачи могут посмотреть снимки и сделать выводы.
  2. Онколог-хирург принимает решение об операции: объёме, сложности, возможных осложнениях. 
  3. Химиотерапевт предлагает варианты лекарственной терапии после операции. А если необходимо, и до операции — чтобы уменьшить размер опухоли и метастазов. 
  4. Радиолог показывает, насколько необходима в данном случае лучевая терапия. 
  5. Анестезиолог подбирает необходимые дозы анестезии исходя из возраста пациента, объёма и сложности операции. 

Все врачи работают в связке. По-другому невозможно выработать оптимальную тактику лечения. 

Другие статьи

Всемирный день борьбы против рака
Всемирный день борьбы против рака 800 543 Доктор И.Л.Черниковский


Всемирный день борьбы против рака

18 ноября 2019

Мэр Москвы Сергей Собянин и министр здравоохранения Российской Федерации Вероника Скворцова посетили московскую городскую онкологическую больницу № 62 и обсудили вопросы раннего выявления и методы лечения онкологических заболеваний.

На встрече Сергей Собянин сообщил, что Москва со II квартала 2019 года начнёт переход на использование новых федеральных клинических рекомендаций по химиотерапии, а значит столица первой перейдёт на новые стандарты по лечению онкологии.

В рамках этих стандартов все нуждающиеся больные смогут бесплатно получить наиболее эффективную таргетную и иммунную терапию.

Читать в оригинале

Другие статьи

Просто спросить о раке
Просто спросить о раке 150 150 Доктор И.Л.Черниковский

Просто спросить о раке

10 ноября 2019

4 февраля во всем мире отмечается День борьбы против рака. Это означает, что появляется возможность привлечь внимание общества к вопросам онкологии и обсудить с экспертами задачи и проблемы онкологической помощи в России.

Что и произошло в Центре развития благотворительности «Благосфера», где состоялся круглый стол под названием «Чего мы не знаем про рак», который провели Русфонд и благотворительная организация Can­cer Fund. Здесь обсуждались вопросы ранней диагностики рака, профессионального обучения и компетентности специалистов, онкологической статистики и коммуникации врачей и пациентов.

За два часа ведущие онкологи страны многое успели и не успели. С одной стороны, по каждому из заявленных вопросов было сделано немало резких и откровенных заявлений. С другой — по мнению самих участников заседания — каждая тема требует отдельного долгого и, возможно, не единственного разговора. Это если мы хотим, чтобы ситуация начала меняться.

А то, что без реформ в онкологии не обойтись, согласны были все присутствующие в зале. Причем, в идеале, менять надо сразу все — от образования будущих онкологов до методов исследований и отношений с пациентами. Для начала было бы неплохо, чтобы россияне (и медики в том числе) запомнили сами и рассказали другим, что рак лечится. Особенно при ранней диагностике. На первый взгляд, схема отличная: проинформировали, отправили на обследования, выявили. Начали лечить.

И тут выясняется, что информировать некому. По словам онколога, исполнительного директора Фонда профилактики рака Ильи Фоминцева, «качественных СМИ, которые бы занимались просвещением очень мало».

«Медицинских журналистов очень мало, — констатировал Фоминцев. — Профессионалов, способных работать экспертами, всего ничего. При том что материалы о медицине и здравоохранении всегда находятся в топе самых читаемых. Если журналист не разбирается в медицине, он никак не сможет проверить, что ему говорит в интервью ньюсмейкер, особенно, если перед ним доктор наук с регалиями, которые не означают компетенции».

Трудно с ним не согласиться.

Разговор о «выявили — начали лечить» продолжил хирург-онколог, председатель совета благотворительной организации Can­cer Fund, заместитель директора по онкологии Клиники высоких медицинских технологий имени Н.И. Пирогова СПбГУ Андрей Павленко:

«При внедрении ранней диагностики мы столкнемся с тем, что отсутствует профессиональная команда, способная взаимодействовать. Основной эффект от скринига — экономический: через некоторое время мы при помощи ранней диагностики должны сэкономить на лечении рака за счет увеличения в структуре заболеваемости ранних форм. Берем любой регион, пытаемся внедрить там скрининг. Самое простое — составить программу, раздать тест, объяснить, на какую целевую аудиторию он рассчитан. Представим себе, что 100% пациентов все сделают правильно, у части больных он окажется позитивным. Мы получим колоссальное количество людей, которым необходим следующий шаг. И столкнемся с тем, что нет специалистов на дальнейшие обследования, нет оборудования, на котором их можно делать, что местные врачи не готовы к этой программе».

Кстати, о названии. Эксперты уточнили: не только пишущие об онкологии журналисты знают мало, недостаточно или ничего не знают. Этим грешат и сами медики. Оказывается, даже поступив в профильное учебное наведение, получить достойное образование (речь не о получении диплома, а о знаниях) не так уж и просто.

Председатель совета благотворительной организации Can­cer Fund Андрей Павленко уверен, что начинать разговор об образовании надо с вузовского, потому что «на этом этапе выделяется недостаточно часов на онкологию».

«За последние 7–10 лет онкологическая наука сильно изменилась. Мы обогатились знаниями, которые в разы превышают общий объем всех знаний, полученных до этого. И если ими не обладать, бессмысленно идти в онкологию. Сложно назвать специалиста в медицине, который должен обладать более широким кругозором, чем онколог», — считает Андрей Павленко.

По рассказам специалистов выходит, что мы не знали (но подозревали), что в вузах не хватает и профессоров, достаточно компетентных в своей сфере. Оказывается, будущий онколог должен заниматься самообразованием. Причем на английском языке, поскольку в России не ведется никаких исследований, и предложенная студентам научная база на русском — это, по большей части, сделанные на скорую руку переводы. Между тем, по словам Павленко, который сам постоянно занимается подготовкой онкохирургов, «в институте не требуют иностранного языка, в результате меньше 10% студентов знают английский».

От рассказа врачей об ординатуре стало совсем грустно: выходило, что вся система медицинского образования не готова выпускать специалистов. Чего мы не знали и, честно говоря, надеялись, что это не так, но будущие онкологи, находясь в ординатуре, используются как чернорабочие. Ни на одну манипуляцию, кроме мышечной инъекции, ординаторы не имеют права. Они не имею юридического статуса в клинике, они там не трудоустроены. Ни обучить чему-либо человека, который не обладает юридическими правами, ни поставить ему руки как хирургу — невозможно.

Онколог, гематолог, основатель Клиники амбулаторной онкологии и гематологии Михаил Ласков считает, что у россиян, мечтающих стать образованными онкологами, ситуация бесперспективная: «Мотиваций немного: прославиться, помогать людям, зарабатывать деньги. Ничего из этого онкологам не светит, что становится понятно через полгода ординатуры. Я не верю в нормальное образование без мотивации. Если студентам негде реализовывать свои знания, они понимают, что учиться бессмысленно».

Всем им нашел, что возразить, первый заместитель гендиректора Национального медицинского исследовательского центра радиологии Минздрава РФ Андрей Костин, отметивший, что «существуют нормативные акты, позволяющие принимать в ординатуру только образованных студентов».

«Есть целый ряд ограничений, которые может вводить образовательное учреждение», — добавил он.

Со всей ответственностью Андрей Костин заявил, что в его вузе знание иностранного языка обязательно. Более того, «в годы, когда наплыв желающих учиться большой, мы вводим дополнительное условие — знание двух иностранных языков».

На что Илья Фоминцев рассказал, как совсем недавно он спросил комиссию, выдававшую дипломы: «А вы ляжете под нож к кому-то из них? И никто не поднял руку».

Контраргументов не последовало.

Еще один пункт разговора, о котором лучше было бы забыть журналистам, поскольку все они иногда заболевают, это взаимоотношения между врачом и пациентами. Сказано об этом было немало. И о жестком регламенте приема пациента за 12 минут, и о необходимости заполнения бесконечных бумаг на него. И о том, что врачей никто не учит этике разговора с пациентом, поскольку, все это признали, в существующей системе здравоохранения пациент стоит на самом последнем месте. Даже в своих собственных глазах. А ведь решить можно было бы какие-то вопросы очень легко. Убрать решетки вокруг больниц: от кого они защищаются? Но то, о чем мы не знали (или что нам просто не приходило в голову): пускать всех пациентов свободно заезжать на машине на территорию больницы. Михаил Ласков сказал, что совсем недавно ему пришлось решать этот «сложный» вопрос на уровне заведующего отделения. Речь шла о том, чтобы позволить въехать на территорию человеку со сломанной ногой, а не идти 400 метров пешком.

О чем же еще не знали, но хотели… «Просто спросить» —  так называется сайт, собранный «вручную», по словам его организатора, онколога Ильи Фоминцева. Что особенно приятно было узнать, портал заработал с сегодняшнего дня. Это справочная служба для онкологических пациентов и их близких. Он связывает всех, кто ищет информацию об организации лечения, экспертов в онкологии, которым доверяет Фонд профилактики рака. «Просто спросить» не предоставляет телемедицинские услуги — мы не «лечим по скайпу». Наши эксперты могут помочь с информацией, которая нужна для принятия решения о том, где найти хорошее лечение рака в России. Служба «Просто спросить» не ангажирована ни одной клиникой, подчеркнул Фоминцев. Это полностью независимый сервис.

Другие статьи

Чего мы в России не знаем про рак
Чего мы в России не знаем про рак 800 542 Доктор И.Л.Черниковский

Чего мы в России не знаем про рак

5 октября 2019

Как определить, хороший перед вами онколог или плохой, почему скрининг без веских причин вреден и другие важные моменты онкопомощи — глазами ведущих онкологов на круглом столе Русфонда и Can­cer Fund.

Фото с сайта independent.co.uk

Здоровый образ жизни важнее, чем скрининг

Скрининг – выявление рака на ранней стадии, когда он развивается бессимптомно и его легко вылечить — эффективен лишь для нескольких видов онкологии: рак шейки матки, кишечника, молочной железы и легких. В остальных случаях это бессмысленно и нервозатратно. На один случай выявления рака приходится 26 случаев обнаружения микроскопических образований, которые не несут угрозы, говорит Михаил Ласков, онколог, гематолог, основатель Клиники амбулаторной онкологии и гематологии.

Проблема еще в том, что скрининговые мероприятия требуют внимательных специалистов-диагностов и современного оборудования – с тем и другим проблемы даже в Москве и Петербурге, не говоря о регионах. «Мы знаем, как проводится в Москве скрининг молочной железы – снимают абсолютно не те показатели, например, диагностируют мутации в гене BRCA, которые на самом деле наблюдаются у всех женщин поголовно, — говорит Андрей Павленко, хирург-онколог, председатель совета благотворительной организации Can­cer Fund, заместитель директора по онкологии Клиники высоких медицинских технологий имени Н.И. Пирогова СПбГУ. – В результате процедура превращается во вредную для здоровья женщины и затратную для государства».

Если вы не хотите умереть от рака, профилактика – здоровый образ жизни – принесет гораздо больше пользы, чем скрининг. Основные драйверы онкологии, говорит Илья Фоминцев, онколог, исполнительный директор Фонда профилактики рака, это ожирение, курение, пассивный образ жизни и вирус папилломы человека. Поэтому стоит придерживаться здорового питания — ешьте как можно больше свежих овощей и фруктов и сведите к минимуму потребление красного мяса. Будьте физически активны и откажитесь от курения (помните, дым сигарет вредит не только курильщику, но и тем, кто вдыхает его вместе с ним — освободите дом и офис от дыма). От вируса папилломы человека лучше всего защищает вакцинация в раннем возрасте – как девочек, так и мальчиков.

Рейтинг онкологов и качества лечения

Андрей Павленко, хирург-онколог, председатель совета благотворительной организации Can­cer Fund, заместитель директора по онкологии Клиники высоких медицинских технологий имени Н.И. Пирогова СПбГУ на круглом столе Русфонда

Из-за острой нехватки профессиональных кадров среди российских врачей активно работает сарафанное радио – они постоянно обмениваются между собой информацией, кто из коллег хорошо лечит, кто плохо, чтобы посоветовать своим пациентам с онкологией лучших медиков в том или ином регионе. Чем дальше, тем больше в профессиональном сообществе задумываются о необходимости общего регистра качества лечения.

«Нам важно владеть информацией о каждом докторе, который включен в лечение онкобольного, — говорит Андрей Павленко. – Я, как хирург, буду биться за то, чтобы у нас появился единый онкохирургический регистр, в котором собирается информация о том, какой доктор, в каком количестве, какую локализацию и с каким успехом лечит. Должно быть понятно, насколько та или иная больница, клиника вносит вклад в лечение той или иной локализации, как часто случаются в ней осложнения, причины осложнений и летальных исходов. Это позволит резко повысить профессионализм врачей. Пока у нас таких данных нет, любой может озвучивать с трибуны какие угодно данные о своем профессионализме – никто не проверит, нет таких механизмов».

Фото с сайта upstate.edu

В США и европейских странах такие сервисы – возможность для врачей и пациентов проверить врача, клинику по качеству лечения —  в том или ином виде уже существуют, в Великобритании – даже на уровне национального регистра.

У нас это пока дело будущего, но начало положено. Фонд профилактики рака запустил сервис «Просто спросить» — справочную службу для онкопациентов и их близких. «Группа онкологов собирает данные о врачах и больницах в разных регионах – отзывы пациентов, другие источники – и делится информацией, к какому врачу стоит обратиться в конкретном регионе, — объясняет Илья Фоминцев. – Мы собираем эти данные вручную, потому что поняли, что нигде в России нет единого ресурса, понятного и удобного для пациента и врача, где можно было бы понять, что происходит в онкослужбах РФ на местах».

Катастрофически не хватает хороших врачей

Илья Фоминцев, онколог, исполнительный директор Фонда профилактики рака на круглом столе Русфонда

Мракобесие в виде лечения содой и «листки смерти», как называют врачи издания вроде «Столетника» и «Вестника ЗОЖ», процветают прежде всего потому, что профессионалы в медицине сегодня – на вес золота. Пациенты, по опросам ВЦИОМ, считают врачей самым надежным источником информации, но, к сожалению, во многих случаях медики сами располагают знаниями на уровне пещерного века. Только 5% студентов-медиков владеют английским языком, а значит, абсолютному большинству из них закрыт доступ к лучшим методам лечения и последним мировым научным достижениям – все это публикуется на английском языке.

Система базового образования безнадежно устарела и не отвечает современным требованиям. Вузы также не заинтересованы в том, чтобы отчислять неуспевающих студентов – государство, в рамках так называемого госзадания, платит образовательному учреждению за подготовку каждого студента и требует выпуска не менее 95% поступивших. В результате диплом врача и право лечить получают люди, к которым их собственные преподаватели сами никогда не пошли бы лечиться. «На конференции Росмедобр, на которой собрались деканы и ректоры российских медвузов, я задал вопрос – вы сами завтра ляжете на операцию к выпускнику-хирургу, которому выдали сертификат врача? – и ни один не поднял руку, — говорит Илья Фоминцев. – Все прекрасно понимают, что это не врачи, а вот сертификат врача у них есть».

Фото с сайта wbur.org

Разница в подготовке врачей в России и западных странах особенно заметна на уровне ординатуры. У нас молодые ординаторы в отличие от своих западных коллег абсолютно бесправны – они не обладают юридическим статусом в больнице и не могут осуществлять никакие медицинские вмешательства, разве что сделать внутримышечную инъекцию. В результате по выходе из ординатуры медики не получают необходимых навыков и компетенций. В США профессора-хирурги больше 75% своего времени не оперируют, а ассистируют – они берут на себя колоссальную ответственность, чтобы подготовить своих ординаторов-хирургов, «поставить им руки», передать навыки. Так происходит обучение компетенциям и завоевывается право самостоятельно оперировать.

Благодаря усилиям лучших онкологов ситуация с обучением начинает постепенно меняться. В 2015 году открылась Высшая школа онкологов – в настоящий момент она выпустила 17 врачей, они работают в Москве, Петербурге и Красноярске, а модель обучения перенимают в регионах. Российский Can­cer Fund разрабатывает пилотную программу последипломного образования хирургов-онкологов – в будущем она может стать образцом для вузов.

Отношения врача и пациента становятся более человечными

Михаил Ласков, онколог, гематолог, основатель Клиники амбулаторной онкологии и гематологии на круглом столе Русфонда

Никогда еще пациенты и врачи не обсуждали свое взаимодействие так открыто и всесторонне – пациенты не бояться отстаивать свои права, врачи не замалчивают острых проблем цеха, чиновники прислушиваются к тем и другим, внося коррективы в законодательство.

Медики начали публично делиться личными историями – болезнь, потеря близкого становятся для лучших представителей профессии мотивацией для реформирования всей системы здравоохранения. Хирург-онколог Андрей Павленко, заболевший раком, и Илья Фоминцев, потерявший мать из-за онкологии, основали благотворительные фонды и занимаются просвещением, подготовкой кадров и улучшением качества лечения в области онкологии.

Еще десять лет назад врачи и пациенты даже не задумывались о том, что от них самих, а не от чиновников Минздрава, в первую очередь зависит качество лечения. Господствовал патернализм в духе «делай, как сказано». Пациенту не приходило в голову, что врач может ошибаться, поэтому хорошо бы собрать несколько мнений, прежде чем принимать решение о серьезной операции, а не вести себя по-детски: «так доктор велел». Врач больше всего боялся наказания «сверху» и поэтому действовал, как начальство приказало, даже если приказы противоречили здравому смыслу и могли нанести пациенту серьезный вред.

Андрей Павленко приводит пример из программы госгарантий. Абсолютно не доказавший эффективность метод, который сокращает качество и продолжительность жизни больного, — паллиативная гастрэктомия при диссеминированном раке желудка – тем не менее включен в список возможных операций в клинических рекомендациях для хирургов-онкологов. Ответственный врач понимает, что такое вмешательство выполнять ни в коем случае нельзя, но недобросовестным это развязывает руки. «Нужно перестать надеяться на приказы Минздрава, остановить принтер, который их бесконечно печатает, — говорит Андрей Павленко. – Сила не в них, а в профессиональных сообществах – например, проблему обучения врачей могут решить только сами врачи, а не чиновники, и надо дать им свободу это сделать».

Сегодня на смену патернализму приходит медицинская этика, уважительное отношение друг к другу и пациенту. Навык общения становится одной из важных профессиональных компетенций медика. Правильная коммуникация экономит время и нервы, снижает риск жалоб, претензий и судебных исков. «Собянин не виноват, что в больницу не пускают человека со сломанной ногой и острым болевым синдромом, – если руководство больницы просто поставит себя на его место, проблему можно будет решить за пять минут», — говорит Михаил Ласков.

Другие статьи

Департамент здравоохранения города Москвы проводит информационно-профилактические мероприятия, приуроченные к Всемирному дню здоровья
Департамент здравоохранения города Москвы проводит информационно-профилактические мероприятия, приуроченные к Всемирному дню здоровья 150 150 Доктор И.Л.Черниковский

Департамент здравоохранения города Москвы проводит информационно-профилактические мероприятия, приуроченные к Всемирному дню здоровья

3 августа 2019

7 апреля, в день создания в 1948 году Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), отмечается Всемирный день здоровья (World Health Day).

В 2019 году Всемирный день здоровья посвящен теме «Всеобщий охват услугами здравоохранения».

Более семи десятилетий «Здоровье для всех» является руководящим принципом Всемирной организации здравоохранения, и в настоящее время проводится в поддержку стран в их движении к обеспечению всеобщего охвата услугами здравоохранения (ВОУЗ).

Департамент здравоохранения города Москвы организовал ряд мероприятий, направленных на привлечение внимания внимания москвичей к своему здоровью и профилактике неинфекционных заболеваний.

С 5 апреля по 20 апреля 2019 года в городских поликлиниках организованы для всех желающих:

  • Дни открытых дверей для взрослого и детского населения в Центрах здоровья и отделении медицинской профилактики медицинских организаций государственной системы здравоохранения города Москвы с проведением скрининговых обследований на выявление факторов риска неинфекционных заболеваний;
  • выездные информационно-профилактические мероприятия для населения в общеобразовательных, профессиональных образовательных и образовательных организациях высшего образования, предприятиях и организациях силами Центров здоровья для детского и взрослого населения;
  • тематические мероприятия в виде лекций и бесед с пациентами с участием врачей-специалистов Центров здоровья;
  • для сотрудников московских предприятий выездные мероприятия «Здоровье сотрудников — будущее компании» в ГКУ ДПО «Учебно-методический центр по гражданской обороне и чрезвычайным ситуациям», ООО «РН-Смазочные материалы», АНО «Общественное телевидение России» и организациях, подведомственных Департаменту жилищно-коммунального хозяйства города Москвы.

Другие статьи

В рамках благотворительной акции на территории 62 онкологической больницы заложат яблоневый сад
В рамках благотворительной акции на территории 62 онкологической больницы заложат яблоневый сад 150 150 Доктор И.Л.Черниковский

В рамках благотворительной акции на территории 62 онкологической больницы заложат яблоневый сад

10 июля 2019

21 мая в 16:00 состоится мероприятие «Яблоневый сад во имя жизни», задуманное с целью психологической поддержки людей с онкологическими заболеваниями. С него начнется совместная социальная программа благотворительного фонда «Голос за жизнь» и Московской городской онкологической больницы №62. Пациенты, врачи, благотворители и сотрудники фонда посадят первые яблони и заложат основание будущего сада. После этого в актовом зале больницы будет проведен благотворительный концерт для пациентов, находящихся на лечении, и их близких.

Закладка яблоневого сада на территории бывшей усадьбы Степановское, где на протяжении последних 60 лет располагается Московская онкологическая больница № 62 – символическое событие для участников мероприятия. Его идея возникла из желания конкретных людей, знающих об онкологии не понаслышке, побороть широко распространенное предубеждение, что рак – это приговор. К сожалению, в целом люди чаще передают друг другу истории с трагическим концом, чем счастливые истории излечения, что плохо отражается на психологическом состоянии человека, впервые столкнувшегося с онкологическим заболеванием. Мифы и предубеждения, связанные с онкологией, часто заставляют пациентов оттягивать момент обращения к врачу и иной раз побуждают обращаться лишь к народным целителям, а не к профессионалам, что крадет драгоценное время жизни.

Однако положительных историй жизни с онкологическим диагнозом или полной победы над раком большинство. Мы хотим, чтобы их стало слышно. Необходимо больше рассказывать о людях, переживших рак, показывать случаи полного выздоровления и длительных ремиссий и понятно объяснять, что способствовало такому исходу. Мы хотим, чтобы информирование и поддержка давали пациентам уверенность и силы для борьбы за свою жизнь, вдохновляли и просвещали. Яблоневый сад – это символ побеждающей жизни, которая при должном уходе дает свои плоды.

Второй частью мероприятия станет благотворительный концерт для пациентов, находящихся в настоящее время на лечении в 62 больнице. С акустической программой выступит актриса и музыкант Анна Хвостенко. Она исполнит русские песни и романсы под аккомпанемент двух гитар.

Участники мероприятия (список дополняется):

Нынешние и бывшие пациенты Московской городской онкологической больницы № 62.

Врачи Московской городской онкологической больницы № 62, в том числе:

  • главный врач Московской городской онкологической больницы № 62, к.м.н Дмитрий КАННЕР;
  • зав. химиотерапевтическим отделением Московской городской онкологической больницы № 62, врач-онколог высшей квалификационной категории, к.м.н. Даниил СТРОЯКОВСКИЙ;
  • зав. патологоанатомическим отделением Московской городской онкологической больницы № 62, врач-паталогоанатом высшей квалификационной категории Никита САВЁЛОВ;
  • зав. отделением опухолей головы и шеи Московской городской онкологической больницы № 62, врач-хирург высшей квалификационной категории, д.м.н. Елена НОВОЖИЛОВА.

Сотрудники благотворительного фонда «Голос за жизнь», в том числе:

  • руководитель, сооснователь благотворительного фонда «Голос за жизнь» Екатерина АНАНЬЕВА;
  • сооснователь благотворительного фонда «Голос за жизнь», вице-президент Российского общества онкопатологов, зав. лабораторией молекулярной диагностики Московской городской онкологической больницы № 62, к.м.н. Ирина ДЕМИДОВА.

Певица Анна ХВОСТЕНКО, музыканты.

Аккредитация:

Анжелика Данюшина

Тел.: +7 (926) 878–76-97

E‑mail: pr@oncofond.ru

Адрес: Московская обл., Красногорский р‑н, п/о Степановское, пос. Истра, д. 27, МГОБ №62

Сбор гостей в 15:30

Другие статьи